Kuroshitsuji: Masters and Slaves

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Masters and Slaves » Принятые анкеты » Светом будет мне мгла... Эмили Стюарт


Светом будет мне мгла... Эмили Стюарт

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя/Фамилия:
Эмили Кристиан Стюарт (Emily Christian Stewart)
2. Возраст/Дата рождения:
12 лет /13 февраля 1876 года.
3. Характер:
«У тебя всё будет, как у всех – иначе…»
Вы когда-нибудь видели детей с глазами взрослых? Так вот, Эми – именно такой ребёнок, как вы уже поняли, сэр. Молчит большую часть времени, взрослых избегает, детей – странная, одним словом. Нормальные люди таких детей опасаются, говоря, что они одержимы бесом. Но мы же с вами люди современные и в бабушкины сказки не верим, ведь так? На самом деле славная девчушка, поверьте. Скромная, послушная, что ей не скажешь – всё воспринимает как приказ. Со взрослыми разговаривает преимущественно двумя способами: «Да, сэр» и «Нет, сэр». Казалось бы, при таком раскладе она глупа, как пробка. Ан нет, Эмили довольно умная девочка для своих двенадцати. По крайней мере, речь её не лишена обоснованности и логичности, что делает честь её дядюшке, приходскому священнику. Должен я вам сказать, мой любезный собеседник, эту девочку очень легко можно назвать фантазёркой. Вообразите, ей пришло в голову сказать за завтраком, что ночью небо розовое, представляете, ро-зо-во-е! Ну не странная ли выдумка?  Между прочим, Эмили ценит правду гораздо выше выдумки: эта девочка бывает настолько искренней, насколько способен ребёнок, едва перешагнувший первый десяток своей жизни. Ах, да, должен предупредить: Эми очень легко привязывается к людям. Слишком легко. Так что будьте осторожны.
Но есть и совсем уж невообразимые черты характера у этой девочки. Ночные истерики – одна из них. Девочка не спит, если в окно светит луна, и дяде приходится задёргивать шторы, а если она и засыпает, то просыпается вся в слезах, и её необходимо успокаивать.
4. Внешность:
«Где-то под кожей блуждает рассвет…»
Как известно, маленькие девочки бывают двух сортов, то есть, может быть, и не двух, но я встречал только такого рода различия. Первые – милые девочки, похожие на фарфоровых куколок. Вы думаете, наша героиня такая? Отнюдь нет, благородный господин! Как было сказано выше, у Эмили глубокие серые глаза, но они слишком уж печальны для 12-летней девчушки. Светло-рыжие, слегка вьющиеся, непослушные волосы не слишком аккуратно обрезаны на уровне плеч – вина надзирательниц в приюте, в обязанности которых входило следить за длиной волос воспитанников. Худенькое острое личико, тонкая кожа, синяки под глазами – одним словом, не то чтобы жалкое зрелище, но близко к этому. Волосы собраны кружевной повязкой или, в особо праздничных случаях – алой ленточкой. Родинка над верхней губой смягчает острые черты лица, и девочка выглядит почти миловидно.  Дядюшка-священник предпочитает одевать девочку так, как полагается одевать юную христианку и будущую леди: тёмные платьица с белыми кружевными оборочками, жёсткие накрахмаленные воротнички, тёмные же чулки и ботиночки на завязках. Из-под пышного платья выглядывают тонкие ножки, ведь девочка именно худенькая, а не хрупкая.  Дополняет внешность Эми робкая детская улыбка, нет-нет, да и появляющаяся на её личике.
5 . Биография:
«Мысли и чувства – картины Босха.
Слёзы – капли горячего воска...»

А началось всё в далёком 1875 году, в довольно-таки прохладном июне, когда настоящие джентльмены предпочитали прятаться от непогоды во всякого рода увеселительных заведениях. Там-то и познакомился тридцатилетний  Джон Стюарт, два года как переехавший в Лондон, дважды женатый и дважды вдовец, человек несколько нестандартных взглядов на жизнь и неопределённых моральных ценностей, с юной ночной бабочкой Аделью Жакоте. Девушка плохо понимала английский язык, но зато имела фигуру, достойную рук скульптора Древней Греции, яркие синие глаза и хрипловатое меццо. Очарованная умными и малопонятными речами сэра Стюарта (смею заметить, речи были действительно умными и малопонятными – Джон состоял в некоей «тёмной» организации, названия которой в истории не сохранилось) девушка слушала мужчину, раскрыв рот, понимая, тем не менее,  знакомые слова:  «Иисус», «дьявол» и «новый мир». Слова и определили дальнейшие события: решив, что этому джентльмену можно доверять, Адель согласилась на предложение проследовать в место, более соответствующее разговору, а именно – её собственную комнату под крышей паба. На следующее утро мадемуазель Жакоте обнаружила подле себя несколько фунтов стерлингов в качестве благодарности за ночь и записку с адресом. Выкинув из головы давешнего господина, юная француженка села за зеркало и начала припудривать носик, ведь её хороший вид – залог  успеха у мужчин и относительно безбедного существования. Следующие три месяца Адель даже не вспоминала ту ночь с сэром Джоном, благо мужчин было предостаточно, а вот «le petits problèmes avec la santé», или небольшие проблемы со здоровьем, а проще – задержка месячных, беспокоили ночную бабочку. В начале четвёртого месяца мадемуазель Жакоте не выдержала и наведалась в Центральную Лондонскую больницу, где её ошарашили новостью о её будущем материнстве и о том, что это окончательно и бесповоротно: аборт, увы, на четвёртом месяце не делают. Опустим подробности, реакцию юной проститутки я так же считаю излишней – слишком много там было крепких французских словечек. Одним словом, пришлось Адели наведаться по указанному на записке адресу. Вот тут-то Джон Стюарт повёл себя на редкость недостойно. Сперва высказал слова сожаления по данному поводу, затем всячески пытался убедить девушку в своей непричастности к случившемуся. Наконец, дело дошло до взаимных оскорблений, и взбешённый мужчина выставил беременную Адель за дверь.
Февраль 1876 года. Медсёстры смотрят на остывающий труп, несколько минут назад бывший француженкой по имени Адель Жакоте. Как вы понимаете, мадемуазель на редкость неудачно разрешилась от бремени. Большая потеря крови и банальная простуда сделали своё чёрное дело, и новорожденная девочка, лежащая на руках акушерки, теперь сирота. Слава Богу, мать успела отдать несколько распоряжений о своей дочери. Итак, 13 февраля 1876 года Лондон встретил холодным дождливым утром Эмили Стюарт. Надо отметить, что девочку не крестили – может быть, потому что Адель не оставила такого распоряжения, а может, в погребальной суматохе об этом попросту забыли. Попытки обратиться к отцу Эмили ни к чему не привели – как сообщил его компаньон, сэр Джон Стюарт сам лежал при смерти и вот-вот должен был отдать Богу душу. Малышка отправилась в приют.
Десять лет среди таких же сирот не прошли даром для Эми. Она выросла типичной одиночкой, неспособной подчиняться закону «один за всех и все за одного», ей постоянно напоминали о том, что у неё нет никого, и что она обязана быть благодарной надзирателям, парламенту и королеве. Разумеется, детей воспитывали в вере. Эми старалась, как могла, учила Священное Писание и псалмы наизусть, но, вот странность – как только она преступала порог церкви, выученное по большей части забывалось. Это влекло за собой гнев со стороны надзирательниц и учительниц, предположения об «одержимости» ребёнка, побои и ненависть других детей. Но была в её жизни одна отдушина: друг Том, маленький рыжий мальчик. Он не избегал Эми, приходил поддержать девочку, когда её отправляли в карцер. А однажды зимним вечером Томми научил Эмили игре на губной гармонике.
Чем старше становилась девочка, тем безразличнее были к ней окружающие. Каково же было всеобщее удивление, когда приходской священник выразил желание взять Эмили под опеку. Мотивировал он это тем, что «такому сложному ребёнку необходимо привить терпимость и веру». Священника звали Роберт Стюарт,  и он был родным братом Джона. Что на самом деле двигало им (доподлинно известно, что умирающий Джон продиктовал своему компаньону письмо, в котором перепоручал дочь брату), нам неизвестно, почему он так долго ждал – тоже. Итак, Эмили стала жить с дядюшкой в маленьком домике на окраине деревни. Стюарт решил крестить девочку под именем Кристиан.
6. Ориентация:
«Я оптимист, я оптимист, я гетеросексуалист».  Но бывает всякое.
7. Раса:
Хомо сапиенс вульгарис
8. Увлечения:
Одно из главных – играть на губной гармонике. А ещё она любит рассматривать людей. Особый интерес для Эмили представляют глаза, каждому встречному человеку девочка старается заглянуть в лицо.
9. Привычки/страхи:
Привычки: при разговоре раскачиваться на носочках, накручивать прядку волос на палец, греть руки над свечкой, носить серебряный крестик на запястье. А страхи… Ну чего боятся маленькие дети? Темноты, одиночества, пауков. И, как ни странно – яркого света.
10. Способности:
На гармошке умеет играть, поёт неплохо. Всё.
11. Личные вещи:
Губная гармошка, серебряный крестик.
12. Знание правил:
С правилами ознакомлена.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

13. Статус:
Кровь моя – к твоей крови, твоя плоть – во мне…
14. Связь с вами:
Аська – 389245105
Мыло – yellowcoffee@mail.ru
Но туда я заглядываю редко. ОЧЕНЬ редко.

Отредактировано Emily Christian Stewart (2010-03-26 13:40:08)

0

2

Прелестная анкета, юная леди. Приняты без вопросов.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji: Masters and Slaves » Принятые анкеты » Светом будет мне мгла... Эмили Стюарт